Валерий Газзаев: "Я никогда не принимаю спонтанных решений"
Разделы

Все статьи сайта





Путаны Самары

Один из самых известных и титулованных российских тренеров – Валерий ГАЗЗАЕВ приступил к работе в киевском «Динамо». Команду он принял из рук своего давнего друга – Юрия Семина, который, в свою очередь, вернулся в российский «Локомотив». Газзаев тоже не исключает в будущем возвращения домой, но пока он только начинает отрабатывать трехлетний контракт с киевлянами.

БЕЗ СПОНТАННЫХ РЕШЕНИЙ

Через день Газзаев улетал вместе с «Динамо» на сбор в Австрию... На рабочем столе в пепельнице лежала недокуренная сигара, дым от которой уже развеялся в открытое окно. «Запах хороший», - заметил я. «Это самое главное. Чтобы запах был хороший», - мой собеседник сразу же оживился, а потом, отодвинув пепельницу, сказал с улыбкой: «При вас курить не буду…». И не курил. Я поинтересовался, как здоровье, невольно посмотрев на нос, поврежденный в недавнем благотворительном матче. Не мешает ли думать о серьезных вещах?..

- Ничего страшного.Сначала подумали, что перелом, потом сказали – сильный ушиб, теперь вроде бы опять признали перелом, но ничего страшного – обойдется. Главное – без смещения. А так только синяк остался – видите? – заулыбался Газзаев, подвинувшись поближе. – Когда играл, и не такое бывало. Били, как, наверное, и любого нападающего. Тем более что мне всегда нравилось обыгрывать соперника, а многим это, наоборот, не нравилось.Так что травмы разные получал -- и легкие, и серьезные.

- В «Динамо», говорят, сейчас лазарет тоже переполнен. Это так?

- Травм в команде много. Колоссальное количество. Причем речь идет об игроках основного состава. Так что будем смотреть местную молодежь. Она, насколько я понял, есть. Игроки талантливые.

- Какие были первые впечатления от новой работы?

- Хорошие. Меня в принципе все устраивает. Встретили тепло, город знакомый, красивый.

- Местная кухня тоже хорошая…

- И кухня – тоже, и газеты на украинском читать не так сложно.

- Ну, в Киеве все на русском говорят… А вот верно ли я понял, что у вас в «Динамо» будет полный карт-бланш?

- Карт-бланш? Я не понимаю, что это такое. Мне создали все условия для реализации поставленных задач. Есть опытный состав игроков, традиции клуба, тренерский штаб, который я сформировал по своему усмотрению. Полное доверие со стороны президента клуба Игоря Суркиса. Это главное. Это то, что соответствует моим амбициям. А когда доверия нет, не будет ни результата, ничего.

- Со стороны может показаться, что, уехав в Киев, вы приняли некое спонтанное решение. Не мог же тренер Газзаев долго сидеть без работы?

- Я никогда не принимаю спонтанных решений.

- Но ведь после ухода из ЦСКА вы на какое-то время оказались без любимой работы. Не возникало ощущения пустоты, невостребованности? Смотрите, сколько российских тренеров сейчас не могут трудоустроиться.

- Нет, на следующий день после ухода из ЦСКА я не проснулся с ощущением пустоты… Я мужчина и должен постоянно думать о своей семье. У меня секунды не было свободного времени. Я не тот человек. Очень много дел, и не только по футбольной профессии, но и совершенно непрофильных. Кто-то в свободное время ходит на рыбалку, грибы собирает. А мне некогда этим заниматься.

- Работаете 24 часа в сутки?

- Не верьте тому, кто вам такое говорит. Это блеф. Работать 24 часа в сутки невозможно.

- Мнение семьи было важно для вас, когда вы решились переехать на работу в Киев?

- Решение принимаю я, хотя конечно же это делалось не молча, что-то в семье мы и обговаривали. У меня сыновья достаточно взрослые, а дочке еще надо заканчивать учебу. Посмотрим, как все сложится, но пока буду ездить в Москву.

- На поезде?

- Нет, самолетом. Тут час лету всего, очень удобно. До Владикавказа -- и то два двадцать.

УШЕЛ ИЗ ЛУЧШЕГО ЦСКА

В 1993-м после матча с немецким «Айнтрахтом» в Кубке УЕФА, который «Динамо» проиграло на своем поле со счетом 0:6, Газзаев неожиданно для всех заявил на послематчевой пресс-конференции, что подает в отставку. Тренер «Айнтрахта», услышав перевод, даже вздрогнул и хотел успокоить динамовского коллегу, заметив, что в футболе всякое бывает. Мол, не подавать же в отставку после каждого проигранного матча. По пути в раздевалку я спросил Газзаева, не передумает ли он. Тот, покачав головой, ответил, что своих решений не меняет…

- Тогда я посчитал, что для меня как для тренера такое поражение было унижением. И принял решение, которое посчитал нужным. Ну а то, что немецкий тренер удивился… Он более рациональный человек, я более эмоциональный. Главное в другом: жизнь показала, что я был, скорее, прав. Я принимал решения по велению сердца и никогда не просчитывал: а что будет, если сделать по-другому? Или сомневался: а вдруг не получится? Я считал, что в данной ситуации мне нужно поступить только так и не иначе. Может быть, в тот момент это были какие-то эмоциональные всплески. Но я уверен, что, когда человек эмоционально радуется или огорчается, это идет из глубины его сердца. Поэтому, наверное, и решения принимаются правильные. Хотя эмоции с годами становятся более рациональными. Но я искренне говорю, что никогда ни о чем не пожалел. Ни об отставке из московского «Динамо» в 1993-м, ни об уходе в 1999-м из «Алании», ни сегодня, когда покинул ЦСКА. А если уж и копаться в сожалениях, то они, поверьте, скорее, человеческие, а не профессиональные. Такие вещи тоже способствуют развитию личности. Человек понимает, что надо стремиться работать еще лучше. Что я и делал последующие пятнадцать лет. Я вернулся в «Аланию», она стала чемпионом страны. Разве это не колоссальное достижение? Решения принимать вообще очень сложно. Это все надо делать с учетом своей репутации, гордости, профессиональной деятельности, чести своей. Но если принял решение, все – надо работать. А не уйди я тогда из «Динамо», может, никогда бы этого успеха в «Алании» и не было бы. Да и вообще сложно сказать, как бы сложилась моя дальнейшая жизнь.

- Но признайтесь, что вы никогда даже мысленно не возвращались к той истории? Разве вам не интересно было проанализировать: почему все произошло именно так, а не иначе? Дело же не в одном только матче? Почему с московским «Динамо» не получилось того, что удалось сделать с «Аланией» или ЦСКА?

- Жизнь – это череда этапов, которые надо преодолевать, проходить, изучать, а футбольный клуб – живой организм. На том этапе в «Динамо» была неплохая команда, но чемпионами стать не удалось. Почему? Ну хотя бы потому, что очень сильным был «Спартак», хорошо укомплектованный после развала СССР. По сути, они были лучшими игроками СНГ. Нам этого не хватало. Недоставало и опыта. Я как тренер только-только начинал свою трудовую деятельность. Согласитесь, тоже объективный момент. Или еще один важный фактор: отношения с руководством. Я уверен, что результат всегда будет, когда есть хороший президент, хороший тренер и хорошие игроки. Если какая-то из этих составляющих отсутствует, хорошего результата не будет никогда. Это закон футбольной жизни. Так было у меня и в «Алании», когда я работал с хорошими футболистами и с президентом клуба Ахсарбеком Галазовым, руководившим в ту пору и Республикой Северной Осетией. В ЦСКА я семь лет трудился рука об руку с Евгением Гинером, с прекрасными игроками… В «Динамо» чего-то, видимо, не хватило. «Бронзу» выиграли. Но это не «золото».

- С вами «Алания» была чемпионом России, ЦСКА одержал массу блистательных побед не только в стране, но и в Европе. Но вы, между тем, почему-то считаете, что сильнейшим армейским составом был именно тот, из которого вы ушли. То есть второй половины 2008 года.

- Ну, это же можно проанализировать. Если вы посмотрите эволюцию команды, ее становление, то фактически за этот период мне удалось создать три команды. Одну – в 2002 году, которая в 2003-м выиграла чемпионат России. Вторую – в 2004--05-м, когда мы победили в Кубке УЕФА, и третью – в 2006-08-м. Посмотрите, кто стал чемпионом в 2003-м? Через пару сезонов там из стартового состава фактически осталось три-четыре человека. К 2008 году эта повзрослевшая команда набралась опыта, международного в том числе. А в 2004-м она была совсем юной. Но потом последовали блестящие результаты на клубном уровне, команда получила опыт выступления в российском чемпионате и в Европе, а многие игроки - на уровне национальных сборных. И уже в прошлом году мы видели великолепные игры в ее исполнении. Я вообще считаю, что, если в этой команде усилить две-три позиции, с ней реально и в Лиге чемпионов претендовать на решение самых серьезных задач. Она ведь прошла все этапы. Игроки повзрослели, заматерели. Посмотрите по именам: братья Березуцкие, Жирков, Красич, Акинфеев, тот же Игнашевич… При хорошей работе и результатах растет и мастерство.

- В ваших словах сейчас даже чувствуется некоторое сожаление. Вроде бы еще один толчок -- и вот вам новая высота!

- Сейчас сожалеть уже не о чем. Давайте не будем смотреть назад. Не люблю этого. Только вперед...

- Существует ли стиль работы тренера Газзаева? И если да, то какой он?

- Мне на эту тему как-то не с руки рассуждать. Это ваше дело – журналистов: какой у меня стиль, что в нем интересного…

БРАЗИЛЬЦЕВ МНОГО НЕ БЫВАЕТ

Очевидцы утверждают, что, покидая ЦСКА, Газзаев особенно тепло попрощался с бразильцем Вагнером, словно выражая тому особую благодарность за годы, проведенные вместе. Между тем многие наши тренеры считают, что бразильцы -- ребята сколь талантливые, столь и капризные. Собирать их в одной команде помногу тоже нельзя: «подорвут» коллектив. Газзаев уверен, что дело не в количестве бразильцев в команде, а в умении работать с ними.

- Это бесспорно. Я вообще изначально считаю, что тренерская работа должна строиться исключительно на большой требовательности и абсолютном доверии. Бывает, что некоторые люди пользуются этим. Но они в команде долго не задерживаются. Вот и все. А так – я доверяю всем. Но есть, конечно, определенные требования. Тем более у команды, претендующей на самые высокие места. У такой, как ЦСКА. Вот эти требования надо обязательно выполнять. Они не завышенные, они правильные, дающие результат. Как довести это до сознания игроков? Ежедневными беседами. А когда игроки видят результат, понимают, что они растут вместе с командой, их мастерство улучшается, они попадают в свои национальные сборные. Каков вывод? Люди в этой команде, под руководством этого тренера все делают правильно. Что касается бразильцев… Ну кто, скажите, мог подумать, что когда-то из русской команды в сборную Бразилии попадут три-четыре игрока? Помните, одно время? Вагнер, Карвальо, Жо… Поэтому, когда возникала какая-то проблема с игроками, я мог всегда им сказать: вот посмотрите, вы трудитесь -- и есть результат, снижаете требовательность – и результат уходит. А настоящая работа футболистов-профессионалов, поверьте, это адский невидимый труд. Вы представляете, что такое ежедневная тренировка на протяжении десяти месяцев? А ведь они к тому же не роботы. Поэтому, когда начинаются разговоры, что вот, мол, кого-то на дискотеке заметили, я спрашиваю: ну и что? Это нормальное явление.

- Дискотеки и все прочее – это исключительно вопрос профессионализма игроков?

- Конечно. Абсолютного профессионализма. Игроки прекрасно понимают, что они молодые, популярные и хорошо обеспеченные люди. Им тоже хочется мирской жизни, они не желают, чтобы она проходила мимо них. Но единственное и главное правило: надо знать меру. Они же не просто живут сами для себя, но и несут большой социальный вклад в развитие молодежи. И это не просто какие-то пафосные слова или лозунги. Этих футболистов как минимум раз в неделю показывают по телевидению на всю страну, они не сходят со страниц печати, сверстники ловят каждое новое слово, сказанное либо о них, либо ими самими. Стараются подражать им, копировать. Это нормально.

- Но ведь бывают тревожные моменты. Помните тот случай, когда Вагнер, недовольный заменой, раздраженный, прошел мимо скамейки…

- Это в большей степени были эмоции. Любой игрок, которого меняет тренер, будет недоволен. И каждый переживает это по-своему. Кто-то может посчитать случившееся проявлением недоверия, хотя такой замены подчас требует ситуация на поле. Вагнер - игрок, он азартный человек. Прошло какое-то время, он успокоился, понял правоту дисциплинарных санкций, примененных к нему, и потом, в следующем матче, вышел и забил «Спартаку» три мяча…

- Многие тренеры очень не просто работают с бразильцами. А у вас, похоже, есть какие-то свои секреты.

- Дело в том, что любой талантливый игрок – это человек с определенным и очень часто непростым характером. Но, когда говорят, что в команде нельзя держать много бразильцев, больше трех, не знаю сколько, - это абсурд. Просто надо уметь работать с людьми вообще и с бразильцами в частности. Учитывать их национальный колорит, традиции, характер, нравы, абсолютно все. Однако, когда те же бразильцы приходили в клуб, я всегда говорил им одну простую вещь: да, вы должны любить свою родину, но уважать ту страну, в которую вы приехали, просто обязаны. Уважать и команду, и традиции нашей страны, ее характер и характеры игроков-партнеров. Когда я доносил это до их сознания, мне становилось очень легко с ними работать. Да, они более ранимые люди, более эмоциональные, более южные, чем самые южные из нас, имеющие собственную психологию, не похожую на нашу. Но они еще и прекрасные футболисты.

- Пятикратные чемпионы мира…

- Вот именно! Они лучшие футболисты планеты – это вполне объективное мнение. Футбол у них в крови, на генетическом уровне. Поэтому, если ко мне попадает такой талантливый игрок, как Вагнер, Карвальо или Жо, моя задача как тренера – раскрыть его сильные стороны. Точно так же, как раскрыть талант братьев Березуцких, Жиркова, Красича и прочих. Да, с такими надо много работать. Но легче всего сказать: с ними трудно, они такие-сякие, они гуляют и никому не подчиняются… Однако надо понимать: это молодые люди. А молодости свойственно ошибаться. И вот в такой ситуации любой тренер должен помнить: он для того и поставлен, чтобы поправлять их ошибки. Различными способами.

- С талантливыми людьми далеко не всегда бывает просто.

- Все правильно, но я не делю игроков на какие-то категории или группы. Мне интересно работать со всеми хорошими и талантливыми футболистами, которые имеют свой взгляд, свою харизму, свой креатив. Может быть, с одной стороны, это и труднее, но, бесспорно, и интереснее. Потому что с такими игроками тренер при правильной работе добивается прекрасного результата. Со средними футболистами уровень результата тоже будет средним.

ВСЕ ЗАВИСИТ ОТ ТАЛАНТА

После того как Газзаев покинул ЦСКА, в прессе стали появляться высказывания об атмосфере закрытости, которая существовала в команде, и о том, что сейчас игроки стали более доступны для общения. Причем настолько, что даже позволяют порой не совсем лестные высказывания в адрес бывшего главного тренера.

- Я не буду переходить на личности и вступать с кем-то в полемику, обсуждая мои принципы. Знаете, в свое время далеко не все соглашались с методами работы Валерия Лобановского в том же киевском «Динамо». Я считаю, что это было несправедливо по отношению к нему. Жизнь все расставила по своим местам и доказала, кто был прав, а кто – нет... Работать с любым коллективом очень сложно. Тренеру надо постоянно находить стимул, мотивацию для того, чтобы игроки росли как личности, дорожили своей репутацией... Лет семь-восемь назад никто не знал, допустим, кто такой Акинфеев. А сегодня Игорь -- кумир миллиона мальчишек. Они смотрят, как он одевается, как говорит, как играет. В то же время у Акинфеева вырабатывается своя жизненная философия. Я считаю, что в какой-то момент наступает ситуация, когда материальная сторона для столь успешного человека уже не играет наибольшую роль. То есть она менее значима, чем его собственная репутация. Репутация человека. Он начинает многое понимать и видеть какие-то новые цели, к которым должен стремиться. А цели эти есть всегда, и думать о том, что ты уже всего добился, неправильно.

- Это уже, скорее, относится к вопросу человеческой психологии.

- А психология в футболе играет очень большую роль. Как и вопросы управления командой, тактики, учебного процесса, функциональной готовности. Это единый комплекс. Профессиональное единство коллектива, нацеленного на большие результаты. И, если вы изберете великолепную тактику, пройдете прекрасную функциональную подготовку, но психологически, морально команда не будет готова к выполнению больших задач, преодолению трудностей, – у вас ничего не получится. Или хорошо подготовите людей психологически, тактически, но что-то не сделаете до конца в функциональной подготовке - произойдет та же история. И так далее.

- Был ли у вас свой подход к работе с талантливым Аланом Дзагоевым? И почему у него многое стало получаться, а у Дмитрия Рыжова, которого считали даже более талантливым, чем Дзагоев, что-то не заладилось?

- Все зависит от таланта. Если человек талантлив, ему надо дать возможность раскрыться. Помочь. Рыжов -- очень хороший футболист, но не все же футболисты становятся звездами. Только те, кто больше трудится, кто больше любит футбол, свою профессию. А если такие люди еще одарены и божьим даром, то они при соответствующей работе становятся звездами.

- Алан серьезно переживает нынешнюю ситуацию?

- Это сложный вопрос. После столь феерического взлета игрок вдруг перестает выходить в основном составе... Но я не нахожусь внутри команды, поэтому сказать точно, в чем заключается суть всех проблем, просто не могу. В ЦСКА сейчас свой тренер, который знает нынешнюю ситуацию лучше, чем я. Единственное, что могу сказать: я сожалею, что Дзагоев не играет. Вот и все. А давать какие-то рекомендации в этой ситуации или объективно отвечать на ваш вопрос… Во-первых, это неправильно, а во-вторых, неэтично.

- У вас когда-нибудь были в командах любимые игроки?

- Какие-то симпатии, большие, чем к другим, наверное, всегда существуют. Не только у меня, но и у любого тренера. Все мы люди. Другое дело, что тренер никогда не должен это показывать открыто. Игроки вместе с тренерским штабом выполняют общую задачу, и они все нам дороги. Тренеры должны защищать своих игроков. Это я и делал на протяжении своей профессиональной карьеры.

- А ваши игроки имели право голоса?

- На теоретических занятиях у нас часто возникают разные вопросы. Любой футболист вправе высказывать свое мнение, дискутировать. Но последнее слово всегда остается за главным тренером.

- Но дискутировать все-таки можно?

- Дискутировать можно (смеется)…

- Тут недалеко от места, где мы с вами беседуем, был итальянский ресторанчик, и вы в свое время частенько заходили туда смотреть матчи итальянского чемпионата. Эта любовь сохранилась?

- А, да-да… Было такое где-то в начале 90-х. Ну, тогда итальянский чемпионат, бесспорно, выглядел сильнее остальных. Помните, когда в «Милане» вместе играли Ван Бастен, Рейкаард, Гуллит... Громили всех подряд. А сейчас многое изменилось. Заметно вырос уровень английского чемпионата, испанского. А тогда симпатии, конечно, были на стороне итальянцев.

- А ваша мечта поработать в Италии остается?

- Сейчас никакой такой особой мечты нет. Я вообще не люблю загадывать что-то наперед, да и кто знает, что будет через три года...









Сайт про Валерия Газаева